Удивительные истории при размене старых домов на новый.
Недавно появилась еще одна совершенно неожиданная реновация. Все мы не раз читали и писали о строителях с кривыми руками и ногами, удивительно небольшими площадью квартир, дурацкими планировками и неработающими лифтами, но оказывается у реновации есть еще и не самая приятная юридическая сторона.

Неподалёку от меня пару лет назад, в самом начале этой самой реновации, снесли два дома. Никаких эксцессов или недовольства не было, все жители с удовольствием переехали ведь мало того, что новый дом построили буквально в ста метрах от тех, которые готовились снести, так еще и строили его для старой лужковской программы, а потому квартиры в нем были большие, светлые и с хорошей кухней.

В общем, жители без проблем переехали, переоформили собственность и зажили себе припеваючи. Кто-то делал ремонт, кто-то продавал и менялся, в общем все шло своим чередом.

Среди счастливчиков была моя хорошая знакомая по имени Светлана, с которой мы много лет ходили на йогу, гуляли с подраставшими детьми и вообще часто пересекались, ибо всю жизнь жили в одном районе. У Светланы на момент реновации было трое детей, двое из котрых уже были несовершеннолетними и муж, с которым они прожили в браке около 20 лет.

А теперь о главном. На днях я встретила Саетлану в парке неподалёку от дома и, разговорившись с ней, узнала о том, чем еще, кроме всем известных проблем, может быть чревата реновация даже для тех, кто казалось бы уже давно и счастливо переехал.

Дело в том, что спустя 20 лет брака Светлана с мужем ни с того ни с сего надумали разводиться. И при дележке совместно нажитого имущества выяснилась удивительная вещь.

Квартира, в которой жила семья, изначально принадлежала родителям Светланы, а после их смерти перешла к ней по наследству. И так как унаследованное одним из супругов имущество по законодательству совместно нажитым не считается, Светлана была абсолютно уверена, что после развода квартира останется с ней, а муж переедет в квартиру, оставшуюся от его родителей, которую семья много лет сдавала, поддерживая расползающийся по швам семейный бюджет.

И что интересно, по закону именно так бы и было, и каждый остался бы при своем, если бы не одно маленькое, но весомое “но”. В процессе переезда по реновации с юридической точки зрения происходит купля-продажа, а не обмен. То есть собственники жилья как бы продают свою старую квартиру фонду реновации и на условиях равнозначности приобретают у фонда новое жилье.

Именно за это зацепились юристы теперь уже бывшего мужа Светланы и так как право собственности на новую, полученную в процессе реновации, квартиру возникло у Светланы в момент, когда она находилась в законном браке, квартира была автоматически включена в общую массу совместно нажитого имущества и подлежит разделу.

Попытки договориться с мужем ни к чему не привели, ведь все мы знаем, что при разводе “своя рубашка у каждого оказывается ближе к телу”. А потому, факт того, что квартира изначально принадлежала Светлане на праве наследования ни муж, ни его юристы, естественно не учли.

 

В общем, через неделю суд по разделу имущества и Светлана, конечно, еще надеется на то, что факт наследования квартиры все же будет судом учтен, но юристы, к которым она обращалась, в один голос говорят, что надежды на это мало и скорее всего, квартиру родителей с мужем все же придется делить. И муж в итоге останется при той квартире, которую унаследовал от родителей и еще половину Светланиной заберёт.

Вот такая вот история про реновацию, благодаря которой имущество, которое, казалось бы, было законно защищено от всех посягательств, теперь придется делить с человеком, который к его приобретению никакого отношения не имел. И хотя мне вся эта ситуация кажется странной, ведь при разделе имущества должны учитываться средства, вложенные супругами в объекты недвижимости, а не сам факт появления права собственности на них, все, кого я об этом спрашивала, утверждают, что суд, скорее всего, на сторону Светланы не встанет. А что думаете вы? Справедливо?

Источник